Мой Крым
Дайджест новостей Крыма
16+
Мой Крым: дайджест новостей Крыма
облачно с прояснениями, +19
ветер ЮЮЗ 5.99 м/сек
USD77.08 
EUR91.36 

Иван Стариков: Как нам обустроить инвестиции

Действительный государственный советник РФ, экономист-аграрник, рассказал о том, как можно сдвинуть привлечение инвестиций с мертвой точки.

Иван Стариков: Как нам обустроить инвестиции

Действительный государственный советник РФ, экономист-аграрник, рассказал о том, как можно сдвинуть привлечение инвестиций с мертвой точки.

На что же рассчитывать правительству, перед которым поставлена однозначная задача поднять страну на уровень пяти крупнейших экономик мира и обеспечить темпы экономического роста выше мировых? Только на "национальные проекты"? Средства для бюджетных инвестиций у правительства сегодня, действительно, есть. Но вспомним, что как минимум четверть (7,5 трлн рублей) из этих проектов предполагалось профинансировать частными инвестициями. И их привлечение не безусловно.

В современной российской истории уже был период бурного экономического роста, основанный на частных инвестициях. Речь идет о 2000-2007 годах. Среднегодовые темпы экономического роста составили 6,9%, значительно выше среднемировых за те же годы (4,3%) и даже выше развивающихся стран (6,5%). Однако важной деталью, в корне отличающей ту ситуацию от нынешней, кроме тогдашнего непрерывного 7-летнего роста цен на энергоносители, было то, что этот рост основывался преимущественно на иностранных инвестициях.

В силу понятных, как это говорят, "геополитических" причин ничего подобного в ближайшее время не предвидится, хотя, конечно, надо стараться привлекать и иностранных инвесторов. В 2019 году была отмечена негативная тенденция по росту инвестиций в целом. По итогам первого полугодия 2018 года инвестиции в РФ увеличились всего на 0,6% (по сравнению с 4,3% за первое полугодие 2018 года).

Здесь, думается, несколько причин.

Во-первых, неправы оказались те, кто рассчитывал, что резкий рост цен на нефть в 2018 году станет началом длительной тенденции. Но этого не произошло. Среднегодовые цены на нефть Urals в 2018 году составили $70,01, превысив среднегодовые цены 2017 года почти на треть ($53,03), но в январе-октябре 2019 года снизились до $63,53.

Во-вторых, и это наша внутренняя проблема, во второй половине 2018 года в правительственных кругах возникла крупная дискуссия о том, как привлечь деньги частного бизнеса, доходившая до идей о необходимости изъятия "сверхприбыли" у крупного бизнеса, которая, мол, сформировалась за счет высоких цен на сырье.

При том, что государство, конечно, не компенсирует бизнесу убытки из-за низких цен на сырье, а инвестиционный период в крупном бизнесе может достигать даже не лет, а десятилетий. Тогда первому вице-премьеру и министру финансов РФ Антону Силуанову совместно с представителями бизнеса было поручено выработать и внести в парламент законопроект, направленный на стимулирование инвестиций, имея ввиду прежде всего отечественный капитал как их источник.

Жизнь показывает, что надо поторапливаться: экономическая конъюнктура может развернуться и вспять (кстати, бюджетные проектировки, при всем консерватизме, говорят именно об этом), политика просто ничего не менять очевидно не сможет добиться запланированного в проекте бюджета 2020-2022 годов экономического роста в 3,1% и (сейчас, напомним, это 2,3%) выхода на пик инвестиций в 6,5% в 2021 году при среднегодовом их росте на уровне 5%. Основным источником инвестиций могут стать средства российского бизнеса. Могут стать. А могут и не стать, если российские власти и законодатели будут бесконечно затягивать дискуссию.

Сейчас у российских компаний явно виден существенный отложенный инвестиционный спрос. Но при этом у них есть в наличии средства для его реализации (по состоянию на 1 октября объем депозитов компаний составляет около 30 трлн рублей). Вместе с тем компании не спешат принимать решения о реализации новых инвестпроектов. Причины тоже понятны: слишком значительны в России риски, в первую очередь регуляторные.

Привожу аргументы, подтверждающие необходимость срочного принятия законопроекта "О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности в Российской Федерации" (сокращенно еще называют "соглашения о защите и поощрении инвестиций" – СЗПК) Федеральным Собранием РФ.

1. Бизнес заждался от государства давно обещанных мер поддержки для инвестиций. И само по себе это ожидание стало вредным. Тем более, что речь идет не о каких-то частных льготах, которые могут дать конкурентные преимущества одной или нескольким компаниям. Все давно уже осознали: необходимы базовые условия – неизменность правовых и налоговых условий для новых проектов. Только так можно рассчитать и жизненный цикл проекта, и норму прибыли, и необходимый объем вложений. Вот и глава РСПП, организации объединяющей самых крупных инвесторов России, еще в январе 2019 года сигнализировал, о том, что процесс согласований слишком затянулся.

По словам Александра Шохина, бизнес ждет прежде всего определенности по нормативно-правовой базе и рассчитывал на принятие этих законов еще до конца 2018 года. Но речь уже идет даже не столько об отдельных нацпроектах, а в целом о развитии экономики, которая в последний год явно топчется на месте. Можно сколько угодно долго говорить о том, что национальные проекты, оплаченные из бюджета, или прямые госинвестиции из ФНБ "раскачают" экономический рост, ничего не изменится пока от малого до крупного бизнеса не дойдет сигнал о том, что все новые проекты получат автоматическую защиту от бюрократического произвола, от неожиданного изменения условий.

2. Цифры говорят о том же. В 2016 – 2018 годах доля капиталовложений в ВВП Российской Федерации составила 21,1%, среднегодовой прирост инвестиций составил 3%. А это в 1,5-2 раза ниже показателя развивающихся стран. Например, в Китае доля капитальных вложений равна 44,8% и годовой прирост – 5,9% (по данным Всемирного банка). В Индонезии – 33,9% и 6,4%, в Индии – 31% и 7,8%. То есть национальный и международный бизнес гораздо лучше российских воспринимает условия этих некогда отсталых стран. Даже в соседней Белоруссии с отсутствующей добычей нефти доля капиталовложений в ВВП и темпы роста инвестиций по итогам 2018 г. – 28% и 5,1%. И этот разрыв сейчас может быть сокращен только за счет реализации отложенного инвестиционного спроса крупных национальных компаний, так как именно они формируют до 75% новых инвестиционных проектов.

Популярные новости